Газ, труба и тарифы: как Украина подошла к рубежу в газовых отношениях с РФ

Окончание пресловутого «контракта Тимошенко», строительство второй ветки «Северного потока» и максимально накалившийся градус переговоров между «Газпромом» и «Нафтогазом» совпали с очередным витком ожидания «зради/перемоги» в украинском обществе. Ожидание это связано со встречей двух Владимиров – Путина и Зеленского. Россия явно не ожидала серьезного сопротивления со стороны украинского «Нафтогаза», потому старается использовать все возможные аргументы, чтобы, с одной стороны, доказать украинской стороне, что ее положение незавидно, несмотря на все судебные победы, а, с другой – сделать Зеленскому предложение, отказываться от которого, с точки зрения Москвы, было бы верхом неосмотрительности. Но у самой России на этот раз есть уязвимые места на переговорах, и в Москве тоже нервничают. И обеим сторонам нужно спешить, дабы заявить о собственной победе своим гражданам. Особенно важно понимание ситуации с газом для граждан украинских – ведь перед нами в очередной раз встал «призрак пустой трубы». Контракти.ua разбираются с ситуацией на «газовом фронте».​

 

Перемены на газовом фронте. Чего хотят и на чем стоят стороны

На данный момент диспозиция сторон следующая: и «Нафтогаз», и «Газпром», вооружившись достаточно серьезными аргументами, пытаются, как минимум, отстоять уже завоеванные позиции, а, как максимум, «переломить партнера». Особенно ощущается это с украинской стороны.

Основной бэкграунд и аргумент Украины – решения Стокгольмского арбитража, согласно которым «Газпром» должен заплатить «Нафтогазу» около 3 млрд долларов. Уже сам по себе факт такого решения оскорбителен для миропонимания «энергетической сверхдержавы». Но, в придачу к этим миллиардам, «Нафтогаз» «вкатил» «Газпрому» иск на 12 млрд долларов, а Антимонопольный комитет дополнил их штрафом на 7 млрд. Итого получилось 22 млрд долларов – сумма, формально Россией «подъемная», но, похоже, выставленная с пониманием, что этих денег мы не дождемся.

Справка:

За десять лет действия контракта 2009 года безвозвратные убытки Украины составили 32,1 млрд долларов, или более 60 тыс. грн для каждой украинской семьи, указывают в «Нафтогазе»Там подчеркивают: если бы не удалось отстоять интересы Украины в Стокгольмском арбитраже, общие убытки нашего государства за время действия контрактов составили бы дополнительно 94,7 млрд долларов, а каждая украинская семья потеряла бы 177 тыс. грн.

Просто так взять и заплатить деньги «хохлам» путинские чекисты не могут себе позволить - для них это унизительно. Вот отдать их газом, представив это как компромисс, достигнутый в ходе переговоров с Киевом – это уже иной вопрос. А о выплате остальных миллиардов по украинским претензиям в Москве и слышать не хотят. Там вообще, похоже, пребывают в удивлении от «киевской наглости» и столь резкого повышения ставок со стороны Украины.

«Россия не отдает деньги еще и потому, что установила приоритет внутреннего законодательства над международными договорами и решениями судов, - указывает президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар, - Заплатить Украине – означает ревизовать этот принцип. Посмотрите, как они реализовывали решение Морского трибунала по возвращению моряков и кораблей – они их вернули как бы по двусторонней договоренности президентов, не упоминая никаких решений международных судов. Это им позволило сохранить свою имперскую гордость. Так и с газом: они хотят, чтобы выгодное им решение об отказе от денежных претензий было подано как компромисс двух президентов – и, одновременно, как «милостивый жест» для Украины».

В понимании Кремля, перед угрозой «закрытия вентиля» и запуска второй ветки «Северного потока» Киев должен был чуть ли не выпрашивать у России газ. Но этого не происходит – более того, в ответ украинская сторона «бомбит» «Газпром» претензиями на все более огромные суммы. Что вызывает у Путина и его клики возмущение и недоумение.

Более того: Украина, помимо денег, требует заключить десятилетний контракт с гарантированным объемом ежегодной прокачки не менее чем в 60 млрд куб. м. Причем, если россияне будут подавать меньшие объемы, то еще и должны получить штрафные санкции. Естественно, Россия от такой «наглости» пребывает в явном шоке.

Решения Стокгольмского арбитража для российской стороны - как нож по сердцу

Справка:

Подписывать договор о транзите с «Газпромом» будет уже не сам «Нафтогаз», а выделенная из его состава компания-транзитер. Наконец-то состоявшиеся отделение транзитера от НАК стало результатом процесса, именуемого «анбандлинг» - т.е. «разукрупнение». Это было одним из ключевых требований европейских партнеров к Украине еще со времен Януковича.

Эксперт Наблюдательного совета института энергетических стратегий Юрий Корольчук указывает, что, на самом деле, «никакого анбандлинга не произошло, и все это прекрасно понимают». «Оператор ГТС продолжает входить в структуру «Нафтогаза», государство Украина продолжает контролировать вопросы, связанные с транзитом. Все это сделано только ради формальности, чтобы западные партнеры не могли больше тыкать украинскую власть в этот аспект».

России же выгоден исключительно краткосрочный, годичный контракт с объемами, зависящими от потребления в Европе - а летом, когда начнется поставка из второй ветки «Северного потока», они станут меньше. Тогда-то Украину уж точно можно будет, уверены в Москве, полноценно шантажировать «сухой трубой» и полной потерей денег, выплачиваемых за транзит газа.

Справка:

Плата за транзит газа из РФ в Европу дает Украине до 3 млрд долларов в год, что составляет около 7% доходов госбюджета нашей страны. 

Кроме того, как уже говорилось, в «Газпроме» и российском правительстве требуют отказаться от всех судебных претензий – старых и новых, а взамен предлагают поставки в Украину 5 млрд куб. м газа в год по цене, сниженной на 20% (т.е. на 35-40 долларов за тысячу кубометров). И только после этого Россия, по утверждениям ее представителей, готова вести переговоры о долгосрочном контракте. Причем с новосозданным оператором ГТС, отделенным от «Нафтогаза», россияне собираются говорить лишь после того, как эта компания получит соответствующий европейский сертификат.

«Украинской стороне нужно было бы начинать полноценные переговоры с Россией только после поступления отсуженных нами денег на наши счета, - указывает Михаил Гончар, - Это и будет та точка доверия, после которой мы поймем, что россияне готовы на какие-то шаги в рамках здравого смысла и соблюдения общепринятых правил уважения к судебным решениям».

И тут нужно учитывать один существенный нюанс. Украина, прекратив с конца ноября 2015 года напрямую забирать газ на границе с РФ, заявила о том, что будет брать этот газ по реверсу. Де-факто, это, в основном, все тот же российский газ, пришедший в Европу, но де-юре – нет. В Киеве, благодаря переключению на работу с западными партнерами, имеющими интерес в таких поставках, резонно просчитали: чем больше российского газа будет поставлено в Европу, тем больше возможностей его оттуда брать у европейцев по реверсу. Т.е., Украина может и будет далее прокачивать газ из Европы. Иное дело – объемы, которые можно пустить по нашей ГТС в случае ее полноценного «разворота на запад», и связанные с этим аспекты реконструкции существующих газопроводов. Но это вопрос больше технического, а не геоэкономического порядка.

«Россия на этот раз не так уж и доминирует на переговорах. Это не 2009 год, когда «Нафтогаз» был в долгах вперед «Газпромом», а европейцы устраивали истерики, требуя в разгар действительно холодной зимы решить вопрос с транзитом как можно быстрее, - отмечает Гончар, - У нас об этом почему-то мало упоминают, но «Северный поток-2» все еще далек от завершения. К примеру, нужно построить еще и отводящий трубопровод по территории Германии от точки входа морского участка второй ветки «Северного потока» до границы с Австрией. Его нужно было сдать в этом декабре, но Россия не успела. Плюс просто проложить трубу недостаточно – нужно построить всю сопутствующую инфраструктуру, провести тесты – а время поджимает. И каждый день задержки с полноценным запуском СП-2 работает на Украину».

Однако перехваливать принципиальность и стойкость руководства «Нафтогаза» на нынешних переговорах тоже не стоит: поводы кричать то ли о «зраде», то ли о вдруг проснувшихся прагматизме и уступчивости председателя НАК Алексея Коболева и исполнительного директора компании Юрия Витренко имеются. Первый повод появился, когда по результатам двусторонней встречи руководителей «Газпрома» и «Нафтогаза» в Вене Юрий Витренко заявил, что Украина готова снизить сумму требований с 12 до 2 млрд долларов – правда, в случае продолжения транзита газа и сохранения доходов от него на текущем уровне. Для патриотической общественности этого хватило, чтобы припомнить, чей сын Витренко, и начать обвинять его в готовности сдать национальные интересы.

Дальше – больше: в «Нафтогазе» вдруг выразили согласие и с другим российским предложением – о выплате газпромовского долга не деньгами, а газом.

Насколько принципиален и последователен Алексей Коболев?

Подобная готовность на уступки с нашей стороны подтверждает, что в «Нафтогазе», а заодно и в правительстве (как минимум, на уровне министра энергетики) осознают, что денег, тем более на 22 млрд, от России не получат. Т.е., это сумма заявлена сугубо как некая «планка» на переговорах, за счет понижения которой можно будет говорить о компромиссе. Тактика понятная, и отлично знакомая всем юристам, политикам и бизнесменам.

Понимают это в России. И, в свою очередь, крепко упираются в вопросе объемов и сроков транзита – это становится теперь едва ли не ключевым аспектом переговоров, даже более важным, чем заключение самого контракта и судебные выплаты. В силу указанных выше причин «Северный поток-2» запустят полноценно только в середине лета 2020 года, если не позднее. До этого времени газ в Европу все равно нужно будет поставлять, потому без украинской ГТС россиянам не обойтись.

«Можно взять долг и газом, но потом все равно нужно заключать не краткосрочный, а долгосрочный контракт. Во всяком случае, пытаться это сделать. Иначе на просто «прокинут» после запуска второй части «Северного потока», - считает Юрий Корольчук.

Если удастся договориться до Нового года…

На данный момент существует четыре сценария развития событий. Два первых предусматривают подписание документов до 1 января – либо долгосрочного, либо краткосрочного контракта. Два других сценария – это подписание какого-либо из этих контрактов после нового года – в условиях перекрытия вентиля. «Панический» вариант, при котором никакого документа не будет подписано вообще никогда, рассматривать не стоит: полностью отказаться от украинской трубы россияне не могут, да и Европа в этом не заинтересована.

В «Нафтогазе» и Минэнерго уверены – эту зиму без новых поступлений российского газа мы точно проживем. И Коболев, и министр энергетики Алексей Оржель называют цифру в 21 млрд 700 млн куб. м газа в наших ПХГ. Проведенные стресс-тесты показывают, что даже в феврале и начале марта, при возможных пиковых нагрузках и уменьшении запасов в хранилищах, газа хватит. Что будет дальше – они не говорят. То ли не знают, то ли понимают, что какой-то документ о поставках к тому времени все равно подпишут, и украинская «труба» не начнет «высыхать».

«Мы, конечно же, хотим, чтобы реализовался положительный вариант, при котором «Газпром» и новый оператор ГТС, отделенный от «Нафтогаза», смогут подписать новый контракт о транзите газа и продолжить транспортировку через Украину на новых, европейских условиях», - заявил Коболев в интервью «Лиге».

Удастся ли Путину коррумпировать, обмануть или запугать Зеленского в газовом вопросе?

Зеленскому, особенно с точки зрения рейтинга и имиджа, выгоднее, конечно, чтобы какой-либо контракт был заключен до нового года, и Украина не вступала в 2020-й со страхом перед пресловутым «закручиванием вентиля», который уже въелся в сознание украинцев как синоним социально-экономического апокалипсиса. Несмотря на то, что никакого апокалипсиса этой зимой не будет, и Зеленскому об этом уже сообщили, он все равно понимает, что украинцы «на всякий случай» обеспокоены. А уж падения рейтинга он стал теперь бояться еще больше (минус 21% - это очень серьезно). Тем более, ему важен имидж успешного переговорщика с Путиным: нашему гаранту очень хотелось бы решить проблемы и Донбасса и газа одним махом.

И в России это отлично знают, потому на переговорах опытный российский коллега начнет делать Зеленскому недвусмысленные предложения – согласиться на требования РФ, поданные как компромисс с Украиной. Возможно (конечно, общественность этого не узнает), ему предложат и некий «интерес» в этом вопросе, как уже не раз бывало с другими политиками в украинской истории.

Но даже если Зеленского не удастся коррумпировать некой «газовой долей» или напрямую запугать, как когда-то Януковича, то он все равно, будучи заинтересован в разрешении ситуации до нового года, может начать нетерпеливо давить на руководство «Нафтогаза», принуждая его к уступкам.

«То, что этот вопрос вышел на самый высокий политический уровень, говорит, в первую очередь, о его особенной важности для обоих президентов. Вообще-то, это должен быть сугубо спор хозяйствующих субъектов, - отмечает Корольчук, - Но мы все понимаем, что это в теории. Еще ни разу газовый вопрос не сводился сугубо к переговорам «Нафтогаза» и «Газпрома». К нему всегда подключались и президенты, и премьер-министры, и именно они принимали конечные решения».

Михаил Гончар более категоричен, и поясняет, почему Зеленский не сможет просто так предписать «Нафтогазу» исполнить свою договоренность с Путиным, если таковая будет. «Президент Украины вообще не имеет права обговаривать газовые поставки – у него нет полномочий в этой сфере, - отмечает эксперт, - Но, наверное, Зеленский просто об этом не думает, т.к. не догадывается о том, что у нас не монархия. Любая его договоренность с Путиным, тем более, публично озвученная, будет юридически ничтожна – в силу того, что он не имеет права издавать приказы прямого действия в отношении руководства «Нафтогаза».

Примерно вот так Зеленский, в понимании Путина, должен обращаться со всеми чиновниками

А вот Валентин Землянский уверен, что после Нормандской встречи с довольно высокой долей вероятности все-таки будет заключен «тактический» контракт «Газпрома» с «Нафтогазом», который перезаключат и превратят в полноценный позднее, когда новый оператор украинской ГТС получит соответствующую сертификацию.

Если вентиль все-таки прикрутят…

Рассмотрим теперь сценарии, связанные с показательным закручиванием Россией вентиля с 1 января. Такой шаг будет сделан именно для того, чтобы принудить Украину к подписанию какого-либо документа – и на наиболее удовлетворяющих РФ условиях. В Москве явно уверены, что в случае «поворота винта» Украина максимально «попустится». Но «не все так однозначно».

Как уже упоминалось, запасы в украинских ПГХ вполне позволяют пережить вторую половину предстоящей зимы. А дальше можно будет вести переговоры по новой. Тем более, что на этот раз не ожидается особого давления со стороны Европы, где также накопили газа «под завязку».

«В пользу этого варианта (прекращения поставок через Украину – П.К.) говорят созданные в Европе «Газпромом» и другими российскими компаниями огромные запасы газа. Эти запасы в условиях кризиса вырастут в цене, на чем эти компании смогут прилично заработать», - заявил Алексей Коболев.

Справка:

Этот газ пришел в Европу по «Северному потоку-1», газопроводам OPAL, «Ямал-Европа», а также через терминалы сжиженного природного газа, куда его доставили, в т.ч., и российские танкеры.

Всего в Европе накоплено на данный момент до 100 млрд куб. м газа.

1 января 2020 года, ровно в 10 утра, транзит могут перекрыть. Вероятность очень высока

Энергетический эксперт, директор специальных проектов НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев уточняет, что европейские хранилища газа заполнены на 98%, и страны ЕС полностью готовы к возможным перебоям с поставками, в т.ч. и благодаря разъяснительной работе со стороны «Газпрома», который в течение года рассказывал операторам тамошней ГТС, что нужно предпринимать, если наступят форс-мажорные обстоятельства. Европейцы, поняв, о чем речь, срочно начали наполнять хранилища газом и из Норвегии, и из Северной Африки. Не говоря уже о поставках сжиженного природного газа (СПГ) из США.

«Между прочим, позиция «Нафтогаза» стала такой непримиримой из-за влияния как группы европейских трейдеров, заинтересованных в реверсных поставках в Украину, так и – и в даже большей степени, США, которые только и ждут, чтобы ситуация дошла до прекращения Россией поставок, - уверен Юрий Корольчук, - Потому что для американцев это будет отличный повод начать поставки в Европу своего сжиженного газа. Но с их стороны это будет чистый пиар, который нужен Трампу в его положении – потому что США может поставить, максимум, 3 млрд кубометров газа, а Европе нужно, минимум, 60 млрд».

Таким образом, сознательно или нет, подыгрывая Штатам, а также понимая, что на самом деле европейцы не замерзнут этой зимой, украинская сторона может и в новом году ощущать себя досточно уверенно для продолжения переговоров с Россией.

Потому на действия руководства «Нафтогаза» можно взглянуть и под иным углом. Не ведут ли Коболев и Витренко сознательно ситуацию к максимальному обострению, самоуверенно рассчитывая, что потом уже «Газпрому», а не Украине, будет некуда деваться? Ведь недаром же Коболев заявлял, что «через некоторое время станет очевидно, что свято место пусто не бывает, что долю Газпрома на европейском рынке занимают другие, и ему придется вернуться к новому оператору ГТС, и договариваться о транзите».

Притом Коболев и Витренко осознают, что Зеленский и Гончарук могут все-таки попытаться сместить их с должности (с нарушением процедуры или нет – это уже другой вопрос), аргументируя такой шаг деструктивной позицией и «непослушанием», а также решив сделать их «козлами отпущения» за то, что подписание соглашения с РФ затягивается. Потому что, в отличие от топ-менеджеров «Нафтогаза», перед премьером и президентом стоит указанная проблема рейтингов, а сам факт доведения переговоров до «поворота вентиля» будет играть однозначно не на пользу падающей популярности Зеленского. Ведь большая часть президентского электората ждет от него именно факта договоренности с Россией (мол, «наконец-то, мы помирились!») и снижения тарифов на газ.

Тарифы и рейтинги связаны напрямую

Наверняка, Зеленский предпримет попытки увольнения или отстранения Коболева и Витренко, - считает Михаил Гончар, - Но если он попытается напрямую давить на руководство НАК, то получит в ответ судебные иски, которые ославят его на всю Европу, и покажут, насколько он самоуверенно игнорирует закон. Правда, этим же воспользуется и Путин, который сразу представит украинского президента слабаком и клоуном, не умеющим «нагнуть» своих чиновников. Заодно Путин получит лишний аргумент для европейцев – дескать, посмотрите, с этой Украиной и ее властью невозможно иметь дело, лучше иметь дело непосредственно с нами, полагаться на наши «потоки» и т.д.»

Притом Гончар уверен, что до нового года никакой контракт подписать не получится, и что виновата здесь как раз Россия, а не Украина. «Газпром» сознательно создает кризисную ситуацию и готов к остановке транзита. Именно этот сценарий для него - основной, а прочие - вспомогательные», – уверен аналитик.

Эксперт уточняет, что в случае прекращения транзита, из европейских потребителей более всего пострадают Болгария и Молдова. Но вряд ли их возмущенный голос будет слишком убедительно звучать для Киева. «Еще одна угроза, о которой в последнее время много говорят – это снижение к концу зимы возможности поднимать газ из хранилищ. Дескать, тогда начнет замерзать уже украинский потребитель. Однако, эта опасность видится преувеличенной», - уверен он.

А вот Валентин Землянский не столь оптимистичен. Он считает, что технические возможности поднимать газ необходимой консистенции все-таки усложнятся к концу зимы, и тогда Украине придется искать возможность дозаполнения труб и хранилищ. Наиболее реально в таком случае прокачать газ по реверсу с Запада, но это, по мнению Землянского, приведет к удорожанию для потребителей примерно на 30-40% за счет того, что транспортировка газа будет идти более длинным путем. Если на этот факт наложить сезонный рост стоимости из-за усиления потребления газа к концу зимы, то тарифы могут стать очень высокими. И тогда все уверения Гончарука и Зеленского насчет снижения или хотя бы удержания тарифов окончательно «накроются».

Что же будет с тарифами?

И тут мы подходим к вопросу о том, а как все эти геополитические и геоэкономические вопросы скажутся на кармане украинцев.

Скажем сразу: предсказать цену в платежках за январь, февраль и март 2020 года сейчас невозможно. В случае подписания краткосрочного контракта она может быть одной, в случае долгосрочного – другой, в случае остановки транзита – третей. При этом важно, на какой срок будет остановлен транзит, и какие методы начнут изыскивать Зеленский с Гончаруком, дабы разрешить эту ситуацию, и не выглядеть безответственно в свете своих же обещаний.

Министр энергетики Оржель высказывается на эту тему пока что с осторожным оптимизмом. «Если мы будем иметь сниженную цену, - потенциально возможно, что у нас будут прямые поставки со скидкой с востока, - мы будем стараться забирать эту скидку, выдавать в рынок рыночную цену, а саму скидку использовать через бюджет или через какие-либо другие инструменты для покрытия субсидий или другие социально важные мероприятия», - заявил он 2 декабря.

В этой фразе важно, конечно же, одно – упоминание о «прямых поставках с востока». Как уж писалось выше, их никто не гарантирует, а стратегически они еще и опасны для Украины, зато позволяют Зеленскому сохранить лицо и выглядеть политиком, отвечающим за свои слова о снижении тарифов и возможности «по-человечески решить вопросы с Путиным».

Но если не надеяться на эту «данайскую» скидку, то все расчеты и расклады цен будут совсем другими.

Прежде всего, они будут зависеть от цен на европейском рынке, т.к. Украина будет забирать газ по реверсу. Европейская цена в предстоящем году будет определяется не только количеством газа в хранилищах и потенциальными поступлениями от всех «потоков», включая СП-2, но и поступлениями от альтернативных «Газпрому» источников (в т.ч. американского СПГ). Важны и очевидные сезонные колебания - так, летом цена всегда снижается. Но рискнем спрогнозировать, что до лета некий документ, регулирующий вопрос поставок газа из России через Украину, все-таки будет подписан.

Американские танкеры со сжиженным газом поспешат на помощь Европе. А, может, и Украине?

«Даже если наши государственные мужи согласятся на краткосрочные контракты, непонятно, по какой цене будет транзит. В России уже говорят о том, что цена, которую они нам платят за прокачку слишком высока. Надеюсь, что хотя бы в этом вопросе наша сторона не пойдет на уступки – иначе это будет просто во вред самим себе. Потому что при любом снижении тарифа на транзит никакие прямые поставки газа со скидкой не покроют поступления от транзита», - отмечает Михаил Гончар.

Ряд экспертов считает, что как раз «Нафтогаз», а не «Газпром» - главный «вредитель» в отношении «маленького украинца», а заодно и украинской промышленности. И украинское Минэнерго, де-факто, действует в сговоре с ним. А все дело – в их совместном желании продать газ подороже в условиях искусственно созданного кризиса.

Так, Геннадий Рябцев уверен, что «Нафтогаз» собирается получить сверхприбыль в результате реализации накопленного им в подземных хранилищах газа. В случае соглашения с «Газпромом» наступит снижение цены, и продать этот газ с хорошей маржей будет невозможно. Потому-то, считает аналитик, договор не будет подписываться как можно дольше, а 1 января правительство объявит о том, что в чрезвычайных условиях и промышленным, и бытовым потребителям ничего не остается, как покупать газ по той цене, которую установил сам «Нафтогаз».

Схожего мнения придерживается и Валентин Землянский. По его мнению, продажа газа, в первую очередь, промышленности, по высокой цене после нового года даст денег для выплат по субсидиям, а это выгодно власти. Правда, те, кому субсидия не положена, заплатят при этом больше.

Эти подозрения вполне реалистичны - тем более, что Кабмин уже поймали на «мухлевании» с ценой на газ. Дело в том, что в правительстве заявили, что это зимой для всех потребителей такая цена автоматически станет фиксированной. У Гончарука заявляют, что такая цена будет на 7% меньше, чем в тот же период 2019 года, и составит 6,96 грн за куб. м в период с 1 января по 1 мая 2020 года.

Эта цена охарактеризована как «предохранитель, который защитит людей от колебаний цены на газ зимой в условиях потенциального отсутствия транспортировки газа украинской ГТС». Казалось бы - вот она, забота о людях. Но нет – путем недолгих поисков выясняется, что на данный момент (конец 2019 года) цена для бытовых потребителей составляет 6,02 грн за куб. Таким образом, указанная Гончаруком и Оржелем цена почти в 7 грн – явно выше. Хитрая логика и аргументация наших чиновников состоит в том, что в прошлом сезоне украинцы платили за газ 7,48 грн. Вот эта разница между 7,48 и 6,96 и есть «благодеяние» со стороны Кабмина, заранее приготовленное для потребителя. Т.е., фактическое повышение цен прикрывается якобы заботой о народе.

Газа собственной добычи вполне достаточно для бытовых потребителей

«Почему-то ни Гончарук, ни Зеленский не говорят о том, что у нас есть газ собственной добычи, что нужно развивать именно это направление, а не продолжать «танцевать» вокруг российского газа, - отмечает Михаил Гончар, - Они то ли недопонимают ситуацию в принципе, то ли не думают дальше перспективы нескольких месяцев. Вот где источник снижения цены для всех потребителей. Но в это ж нужно начале вложиться. А такой программы у новой команды даже не написано – наверное, потому, что быстрого «хайпа» тут не предвидится».

Тактические победы и стратегическая неопределенность

Как видим, ситуация на газовом фронте у Украины дополнилась рядом существенных факторов, неслыханных в предыдущие годы. Позиции нашей страны сильнее тактически, но слабее стратегически, чем 3-4 года назад.

Позитивно то, что эту зиму мы проходим без особых проблем, даже в случае сильных морозов. Европа тоже спокойно переживает холодный сезон, не устраивая нам скандалов с требованием побыстрее договориться с Россией. Мы имеем на руках решения Стокгольмского арбитража, добились ареста собственности «Газпрома» в Европе, и вообще показываем «Газпрому» невиданные ранее финансовые «зубы», вызывающие в Москве откровенные конвульсии. Время для продолжения переговоров у нас есть – договариваться с россиянами о выгодных нам условиях мы можем еще хоть полгода. За это время прокачка через нашу территорию будет продолжаться, пока вторая ветка «Северного потока» не заработала. Так что некий документ, регулирующий этот транзит, «Газпром» просто вынужден будет подписать. И у нас есть шанс, пусть и теоретический, превратить этот документ в долгосрочный контракт с нужными нам объемами прокачки.

Но в стратегическом плане Украина проигрывает, т.к. вторая ветка «Северного потока» оставляет нас в перспективе если не с полностью «сухой», то с существенно недозаполненной ГТС. Тем более, наша магистраль требует строго определенного уровня давления, т.к. «заточена» под высокий и постоянный объем прокачки со стороны РФ. И, если долгосрочного контракта не будет, нам придется «проглотить» краткосрочный. Со всеми соответствующими уступками Москве.

Украинская ГТС была частью единой советской системы, и настроена на большие объемы прокачки

Пока что ситуация выглядит таким образом, что и «Газпром», и «Нафтогаз» заинтересованы в максимальном повышении ставок, чтобы, в случае чего, «сдать назад», представив некий промежуточный результат как плод компромисса. При этом обе стороны готовятся к отключению поставок 1 января, и имеют планы на этот счет. И дело тут не в том, чье упрямство пересилит, а в том, есть у украинской стороны план не на три месяца зимы, а на полгода, или хотя бы год вперед. Потому что нужно думать уже не об этой зиме, а о следующей. Думать, откуда Украина будет получать газ, начиная с 2020 года, дабы закачать его в свои очень вместительные ПГХ, построенные при СССР с расчетом на «вечный» транзит больших объемов в Европу.

Зеленский же снова оказывается на «растяжке» – и уже газовой. Путин откровенно будет «соблазнять» его возможной долей в газовом бизнесе и рисовать ужасные перспективы в случае тотального прекращения транзита. Европа же пока занимает выжидательную позицию – ее проблемы с газом решены, и нынешнее упрямство Украины тамошнего потребителя не особо трогает.

Конечно, «терять» полностью украинскую ГТС западные партнеры не намерены - она всегда пригодится как запасная, и уж точно будет нужна в первой половине 2020 года, до полноценного запуска СП-2. Но условия договоренности России и Украины по этому поводу европейцам, по сути, безразличны. Их не устроит только полное «высыхание» нашей «трубы» и, тем самым, ее бесполезность в коммерческом отношении. Не для того европейцы лоббировали тот же анбандлинг и независимый наблюдательный совет «Нафтогаза», чтобы в итоге грустно наблюдать за кучей подземного металлолома.

Справка:

13

Категория:Нефтегазодобыча
Дата публикации:2019-12-09 11:25:17
Коментарии (0)